Китай готов забрать земли Черногории за долги: как такое возможно?

Новости

Небольшой участок шоссе угрожает подорвать экономику Черногории. Начинается он в предгорьях за пределами столицы Подгорицы и заканчивается в глухой гористой местности к востоку от города.

Статья на сайте «National Public Radio» раскрывает подробности «сделки века», которая поставила нынешнее правительство Черногории в безвыходное положение. «Телеграф» представляет вам перевод этой статьи.

Китайская государственная компания еще не завершила строительство новой автомагистрали, поэтому автомобили ездят по старой дороге под ней. Оплата за строительство автомагистрали также еще не осуществлялась. Первый взнос за займ у государственного банка Китая в размере 1 млрд долларов должен быть выплачен в июле, и неясно, сможет ли Черногория позволить себе это, ведь ее долг в результате этого проекта вырос более чем на 100% ее валового внутреннего продукта. Что еще хуже, говорит бывший министр юстиции страны Драган Сок, после завершения строительства дорога все равно никуда не приведет. «Мы шутим: это дорога из ниоткуда в никуда», — говорит он.

Участок дороги протяженностью 25 миль — часть предполагаемой 270-мильной автомагистрали, которая будет проходить от порта Бар в Черногории на Адриатическом море до Белграда, столицы соседней Сербии. Дорога эта не только поднимает вопросы о решениях, принятых предыдущими лидерами Черногории, но и о неустойчивых долгах, связанных с амбициозной инфраструктурой и торговой инициативой Китая на нескольких континентах. Этот проект также имеет значение с точки зрения растущего влияния Китая на периферии Европейского Союза и того, упустил ли ЕС возможность помочь Черногории.

Они не могут себе позволить этого

Правительство Черногории заявляет, что первый участок принес им настолько большой долг, что они больше не могут позволить себе строительство остальной части шоссе. «Я думаю, что мы заплатим, возможно, не в нынешнем поколении, а будущем», — говорит Сок, бывший министр юстиции. «Но я не думаю, что это проблема Китая. Это наше неправильное решение».

Читайте также:  Экологические реформы нужны, но не ценой деиндустриализации

Он не единственный, кто обвиняет предыдущее правительство страны в том, что в результате этого проекта, который был подписан в 2014 году с Китайской дорожно-мостовой корпорацией и финансировался Экспортно-импортным банком Китая, страна оказалась в историческом долгу. «Теперь мы [стали] жертвой крайне плохого решения бывшего правительства», — заявил этой весной журналистам «Euronews» раздраженный заместитель премьер-министра Черногории Дритан Абазович, пытаясь призвать ЕС прийти на помощь Черногории; ведь страна хотела бы когда-то стать членом ЕС.

Копия кредитного договора, рассмотренного журналистами «NPR», показывает, что, если Черногория не сможет вовремя погасить долг перед государственным Экспортно-импортным банком Китая, банк имеет право конфисковать землю в Черногории, если она не принадлежит военным или не используется в дипломатических целях.

Кроме того, бывшее правительство Черногории разрешило китайскому правительственному суду иметь последнее слово в отношении исполнения контракта. Заместитель премьер-министра Абазович заявил изданию «Euronews» в мае, что скептически относится к таким условиям. «Это ненормально, — сказал он, — это выходит за пределы какой-либо логики национальных интересов».

Амбиции Китая

Другой источник недоумения — то, почему Китай вообще заинтересовался этим проектом. В течение многих лет у Черногории были планы построить эту магистраль, но европейские банки не были заинтересованы в кредитовании, потому что не верили, что средства, потраченные на это, вернутся, — говорит Милица Ковачевич, президент Центра демократических преобразований, правозащитной группы в г. Подгорица. Ковачевич всю свою карьеру изучала российские инвестиции и влияние в Черногории. «Мы полностью понимаем политику России в отношении региона, и она не менялась за сотни лет», — говорит она. «Россия никогда не собиралась оккупировать. Она должна была дестабилизировать ситуацию и предотвратить любую возможную в то время западную интеграцию, будь то в Австро-Венгерской империи или теперь в ЕС и НАТО. Итак, мы знали цели. Мы могли подготовится к этому. Что касается Китая, я не думаю, что кто-то понимает, какова их конечная цель».

Читайте также:  Nidec превратит своё китайское предприятие по производству электродвигателей в крупнейшее в мире

Но Стефан Владисавлев, координатор программ аналитического центра «Белградский фонд политического превосходства», говорит, что знает. В течение многих лет он отслеживал проекты, финансируемые Китаем, в своей родной стране, Сербии. Он видит более широкие политические цели для Пекина, особенно в случае Черногории, где Брюссель, несмотря на призывы к ЕС, отказался помочь в выплате кредита страны Китаю.

«Это был хороший шанс для Брюсселя закрепиться в регионе», — говорит Владисавлев. «Это был хороший шанс для Брюсселя продемонстрировать свою приверженность региону».

Он говорит, что, не предоставив помощь Черногории, ЕС уступил потенциальное влияние Китаю, который имеет экономические рычаги воздействия на страну и регион и чье присутствие там лежит в основе более широких политических планов. «Тот факт, что страны Западных Балкан не являются частью Европейского Союза, дает им возможность разрабатывать свою внешнюю политику и свою национальную политику вне рамок ЕС», — говорит Владисавлев. «Так что это легкий путь на европейскую территорию. Это простой путь к созданию сферы влияния в непосредственной близости от Европейского Союза».

И это то, над чем Китай много лет работал в регионе. В рамках своей инициативы «Один пояс, один путь» Пекин приобрел греческий порт Пирей, превратив его во второй по величине порт в Средиземном море, а также строит автомагистрали и железные дороги на миллиарды долларов, включая планируемую высокоскоростную железную дорогу, соединяющую Белград и Будапешт.

Посольство Китая в Черногории отклонило запрос на интервью «NPR», равно как и несколько членов правительства Черногории. Владисавлев считает, что внезапное молчание правительства — после того, как оно обратилось к мировой прессе, когда ему потребовалась помощь ЕС в начале этого года, — является признаком того, что официальные лица Черногории ведут переговоры с Пекином о реструктуризации условий кредита. Это то, что Пекин проделал с другими проектами «Один пояс, один путь» в прошлом году.

Читайте также:  Крупнейший завод по производству iPhone пострадал в из-за наводнения

«Это все равно, что купить Феррари»

Тем временем за пределами столицы китайские строительные бригады завершают работу по возведению пункта приема платежей за проезд и туннеля на новом участке шоссе. Младен Гргич, младший научный сотрудник Европейского института азиатских исследований, говорит, что, несмотря на все проблемы, это самая красивая дорога, которую когда-либо видела его страна. «Для Черногории такая трасса — это все равно, что покупать Ferrari со средней зарплатой», — говорит он. «А потом вы думаете: о, у меня может не хватить денег на бензин».

Гргич заканчивает докторскую диссертацию по китайским проектам, подобным этому на Балканах, и говорит, что все они имеют одну общую черту. «Подобные проекты всегда носят политический характер», — говорит он. «И это в основном то, как все делается на Балканах. Вы используете государственные деньги, чтобы перераспределять их среди своих друзей … а затем использовать их в политических целях и так далее».

Теперь, по его словам, коррупционные действия становится легче совершать за счет денег от растущей сверхдержавы, стремящейся обладать влиянием.

Абазович, заместитель премьер-министра, сказал в интервью в мае, что он готов начать расследование предполагаемой коррупции среди членов предыдущего правительства по поводу построенной китайцами автомагистрали. Но это было до того, как он перестал общаться с международной прессой; до того, как ЕС отклонил его просьбу о помощи; до того, как его правительство начало переговоры с Пекином о том, как вернуть деньги, которые оно должно Китаю.

Такое расследование коррупции пока что и не начиналось.